Иногда нам просто бывает больно

Перевод статьи Шерон Зальцберг – всемирно известного коуча по медитации с опытом, насчитывающим несколько десятилетий, автора 9 книг и бесчисленного количества статей на тему медитации.

Тысячи лет назад Будда подчеркивал, что страдание – неотъемлемая часть жизни. Я иногда перефразирую: некоторые вещи просто причиняют боль.

В нашей культуре преобладает отношение к боли как к явлению, которое следует избегать, отрицать, лечить. И я знаю, что в ходе духовных практик людям – включая меня – бывает очень тяжело признавать болезненные эмоции. Принятие страдания – одна из центральных доктрин Буддизма. Но, как и в случае с многими обманчивыми ожиданиями по отношению к медитации, мы часто не до конца понимаем, как должна выглядеть такого рода «духовность».

Так, некоторые полагают, что культивирование сострадания избавляет нас от «не очень добродетельных» эмоций вроде злобы, раздражения, нетерпимости и разочарования. Невзирая на то, что часть практики сострадания – это прямое принятие, включая принятие самых неприятных вещей.

Иногда нам просто бывает больноРеволюционное утверждение, что жизни присуще страдание, несет в себе освобождение, потому что оно никоим образом не предписывает, что мы должны чувствовать в моменты страдания. Именно простота этой мудрости и является ее наиболее важным принципом: это исключительно признание существующей реальности.

Когда я впервые познакомилась с этой идеей на лекции по Азиатской философии в колледже, я внезапно ощутила успокоение, несравнимое ни с чем, что мне приходилось чувствовать раньше. Никто не пытается придать смысл моей боли или каким-либо образом рационализировать ее, никто не убеждает меня, что все уладится, никто не предлагает посмотреть на ситуацию позитивно – ничего из того, что принято говорить в моменты страдания. Тогда я впервые прочувствовала, что мне позволено и я свободна чувствовать абсолютно любые эмоции.

На моем вводном курсе в медитацию одной из первых тем, которые мне хочется осветить, – это то, что я называю «искаженным мышлением», которое почти неизбежно случается как реакция на любой наш опыт. Мы привыкли реагировать на наши физические ощущения или чувства, интерпретируя их как приятные, неприятные или нейтральные. Но на этом дело не заканчивается. Если ощущение приятное, мы можем, например, ввязаться в целый ряд искажений: можем начать думать, что не заслужили этого удовольствия, или испугаться, что оно будет непостоянным. Если что-то вызывает неприятные ощущения, мы можем начать осуждать себя, почувствовать замешательство или ответственность за свою боль.

Некоторые считают, что без искаженного мышления, сопротивления или негативного отношения боли не существовало бы вовсе. С этим я не согласна. Но нам уж точно не нужно усугублять свои страдания, и в этом направлении должна быть направлена наша работа.

Моя подруга и коллега Сильвия рассказывала смешную историю о своей девятилетней внучке, Онор. Готовясь к пасхальному ужину, Сильвия попросила Онор помочь накрыть на стол и дала ей такие инструкции: «Положи чайную ложку хрена на каждый кусочек фаршированной рыбы». Онор согласилась помочь, но тут же, не колеблясь, прокомментировала: «И подумать не могла, что ты можешь сделать еще хуже эту и без того ужасную рыбу!»

Искренняя реплика Онор прекрасно описывает то, как большинство из нас обращается с трудными чувствами. Переживая что-то по-настоящему ужасное, мы часто просто не можем оставить в покое свои тяжелые эмоции и чувства. Вместо этого мы, как правило, усугубляем ситуацию. Мы осуждаем себя за то, что не можем прекратить чувствовать себя плохо; мы копаемся в прошлом, сожалея о нем или обвиняя себя; мы заглядываем в будущее, спрашивая, когда же закончится боль. Вне зависимости от ситуации и того способа, каким мы ухудшаем ее, такова бывает наша стандартная реакция, и ей очень тяжело противостоять, потому что она глубоко обусловлена нашей культурой.

Иногда нам просто бывает больноВот где медитация может в огромной мере облегчить наши страдания. Вопреки распространенному заблуждению, медитация не очищает нас от мыслей и чувств, но помогает нам установить более прямые, неопосредованные взаимоотношения с нашими ощущениями. Для некоторых медитация полезна уже потому, что помогает лучше осознать источник боли. В результате мы меньше стремимся отрицать, осуждать себя или искать сомнительного счастья в сиюминутных наслаждениях. Переживая страдания непосредственно, напрямую, мы можем научиться реагировать на ситуации вдумчиво, а не немедленно.

Если вы признаете страдание, это не означает, что оно уйдет или станет менее тяжелым. Слишком часто мы путаем духовность или принятие с новомодным стереотипом о том, что якобы можно просто сказать страданию «нет». Я придерживаюсь мнения, что некоторые вещи неизбежно причиняют боль. Но мы можем научиться переживать дискомфорт более чисто, не обременяя себя дополнительно искаженными мыслительными выводами.

Мой друг однажды участвовал в группе поддержки в начале кризиса СПИДа. Во время встречи один из волонтеров с настойчивостью обратился к группе: «Никто не может заставить вас страдать, если вы не хотите этого!». В ответ на что получил гневный и вполне обоснованный ответ от очень больного мужчины, сплошь покрытого метастазами саркомы Капоши. Этот человек пришел в кружок просто для того, чтобы обрести чувство солидарности и общности. Вместо этого, выслушав фальшиво приукрашенные аффирмации, он ощутил себя изолированным и игнорируемым.

Подобное случается с нами сплошь и рядом как в межличностном общении, так и наедине с собой. Мы ощущаем сильное давление общества, которое требует от нас быть идеальными, невзирая на то, что происходит за закрытыми дверями в нашей частной жизни.

Однажды ко мне за советом обратилась женщина, недавно перенесшая огромную утрату. Она чувствовала сильное давление со стороны друзей, которые настаивали на том, что ей надо поскорей справиться с болью, пережить случившееся и почувствовать облегчение. Женщина ощутила себя в абсолютной изоляции. Ей казалось, что страдание сделало ее другой, несовместимой со своими «слишком счастливыми» друзьями.

Слушая эту женщину, описывающую свою тяжелую ситуацию, я вдруг неожиданно для себя сказала: «Думаю Вам нужны новые друзья. Например, мои: уж они-то умеют страдать!».

Я, конечно, не думаю, что мои друзья – какие-то неисправимые мученики и страдальцы. Тем не менее, они умеют принимать боль более открыто и непосредственно, вне зависимости от того, чем она вызвана: отношениями в семье, стрессом на работе, беспричинной тревожностью (список можно продолжить).

Не сама боль, а то, что мы добавляем к ней, делает тяжелые времена поистине непереносимыми. Мы усугубляем страдания, превращая их в своего врага, хотя и само по себе переживание может быть уже очень тяжелым. Вместо этого мы можем просто напомнить себе о том, как много значит выбрать правильный способ обращаться с нашей болью.