Само-сострадание

Друзья, предлагаем вашему вниманию поистине духоподъемное чтение – перевод статьи «Self-compassion» замечательного Джона Уэлвуда. Как и все тексты автора, статья исполнена безграничной любовью к человеческой природе и глубоким состраданием к присущей нам ранимости и боли.

Я бы хотел исследовать то важное место, которое сострадание занимает в нашей жизни, и сделать это очень простым способом. Мы как человеческие существа обладаем сознательным восприятием, и оно открыто всему, что нас окружает. Вся наша природа – это открытость. На уровне чувств открытость проявляется как чувствительность, нежность, ранимость, утонченная восприимчивость и отзывчивость. Вследствие этой чувствительности мы легко ранимы. Это можно сравнить с нежностью нашей кожи – на ней легко появляются синяки, однако она позволяет нам ощущать огромное разнообразие текстур и температур.

Мы совершенно беззащитны, как беззубые младенцы. И у нас нет способности – полностью развитой нервной системы – переработать абсолютно весь эмоциональный опыт. Поэтому, чтобы защититься от потенциальных травм, нам приходиться сжиматься и создавать прочный панцирь, который защитил бы нас и нашу чувствительность. И создавая этот панцирь, мы начинаем выстраивать целую защитную систему: учимся зажиматься, напрягаться, отказываться, избегать, отталкивать. И это рассоединяет нас с нашим сердцем. Мы пытаемся защитить наше сердце, имитируя умение взрослых приспосабливаться в этом мире. Такова реальность на этой планете. Мы приходим к тому, что просто заглушаем нашу боль и чувствительность, потому что их слишком много, и мы не знаем, что с ними делать.

Само-состраданиеВ привычке сжиматься в ответ на боль и заглушать ее кроется корень наших психологических травм. Это ранит нас и духовно, заставляя отворачиваться от нашей истинной природы, рассматривать нашу открытость как помеху, проблему, источник боли. Таким образом, отвергая нашу природу, мы сеем семена само-ненавистничества и само-отчужденности. Но мы также начинаем ненавидеть и собственный защитный панцирь, потому что он порождает еще одну боль – боль скованности и одиночества.

Вы можете наблюдать это повсюду в нашей культуре. Мы должны демонстрировать миру свою твердость. Поэтому мы запрещаем себе чувствовать. И становясь твердыми в борьбе с чувствами, мы страдаем болью от потери сердца. Это разжигает дальнейшее отчаяние и еще более отдаляет нас от самих себя.

Будучи взрослыми, мы неизбежно приходим к точке выбора в нашей жизни: нам необходимо укрепить наши крепости так, чтобы ничего не проникло через стены, или же мы можем начать открываться нашей истинной чувствительности, которая и есть само наше сердце. Но в любом случае нам не дано принять выбор избежать боли в наших жизнях. Мы либо ощущаем боль ранимости и уязвимости, либо боль разъединенности с нашим сердцем и самим нашим существом.

Но мы можем попробовать подружиться с болью, потому что это позволило бы нам воссоединиться со своим сердцем и вернуло бы нас к жизни. Так мы открываем двери любви и сострадания к себе, так мы учимся новому способу общения с нашей природной открытостью. Так мы восстанавливаем потерянное: доброту, мягкость, теплоту и заботу о боли в нашей жизни вместо того, чтобы отвергать, заглушать и ненавидеть эту боль.

Настоящее сострадание может возникнуть только из готовности ощущать боль. Пока мы отказываемся ощущать ее, мы не можем чувствовать настоящее сострадание по отношению к себе или другим. Сострадание буквально означает «страдать с» – быть другом и компаньоном в боли – это то, что делает нас людьми.

По существу, это очень просто: в корне каждой психологической проблемы есть место, где была уязвлена наша чувствительность, место, где мы ощущаем «ай!». Вся сложность наших эмоциональных реакций сводится к некоему «ай!», которое нужно обнаружить, встретить и отнестись к нему с любовью и состраданием.

Такое признание и мудрое участие – это то, чем мы когда-то пренебрегли – вот почему мы замораживаем те части себя, которые соприкасаются с нашей боль. Поворачиваясь к нашей боли и касаясь ее теплотой нашего сердца, мы растапливаем защитный лед. Это таяние играет центральную роль не только в эмоциональном исцелении, но также в духовном развитии, так как обнаруживает саму нашу природу открытости.

Заметив, что вы отчаянно сопротивляетесь боли, просто повернитесь навстречу самому сопротивлению и почувствуйте его. Ощущение самого сопротивления каким-либо чувствам принесет с собой сострадание.

Само-состраданиеОсознание того факта, что вы переживаете присутствие сопротивления, – первый шаг к дружбе с ним: «Хорошо, вот сопротивление, часть меня сопротивляется моим чувствам. Эта часть меня не хочет чувствовать. Она не доверяет чувствам. Она боится потерять контроль. Бедняжка, она хочет быть великим Волшебником из страны Оз, чтобы избежать собственной человеческой природы». Таким образом бережно ощущая и признавая страдание от разъединения, мы можем прикоснуться к нашему сердцу, и это положит начало состраданию.

Если же мы останемся поглощенными сопротивлением или попробуем подавить его, оно нас просто проглотит. Оно станет нашим бременем и прилипнет, как клейкая лента против мух. То, чему сопротивляешься, одержит победу.

Отправная точка – это заметить телесные ощущения, сопутствующие нашим чувствам в настоящий момент. Часто люди опасаются, что их чувства, такие как «тяжесть», «напряженность», «уязвимость», могут «проглотить» их. Но не сами чувства или ощущения поглощают нас, а выдумываемые нами истории о том, что чувства говорят о нас. («Я плохой человек, раз чувствую такую подавленность». «Если я испытываю страх, значит я трус».) Однако истина проще: ваши телесные ощущения – всего лишь поток жизни, который проходит сквозь вас. И сострадание к вашим больным местам смягчает вас и позволяет войти в этот поток.

Таким образом, разделение чувств и ваших историй о них – важный шаг в освобождении самого себя из их оков. После этого вы сможете заглянуть еще глубже внутрь вашего сопротивления с добрым пониманием и заботой о болезненных местах, которые затрагивает текущая ситуация.

Развитие сострадания – это практика. Она похожа на медитацию и на первых порах требует некоторого намерения и усилий. Даже великим духовным мастерам приходилось нелегко в борьбе за умение сострадать. Хорошей практикой будет утверждение своего намерения регулярным повторением: «Несмотря на то, что я переживаю тяжелые моменты, открываясь своей боли, я намереваюсь встретить ее с любовью и состраданием».